joomla 1.6

Размер шрифта:

В ГАУЗ ТО "Консультативно-диагностический центр "Эндос" (ул. Мельникайте, 117) Вы сможете получить квалифицированную медицинскую помощь врачей-гастроэнтерологов, эндокринологов, эндоскопистов, инфекционистов, врачей ультразвуковой диагностики.


Вы находитесь здесь: Главная страница Нам 40 лет! Золотой запас Эндоса Колодкина Людмила Григорьевна
Колодкина Людмила Григорьевна Печать

Среди нехоженых дорог – одна моя!

DSC_0601  

Руки осторожно цепляют одну бисеринку, другую и вплетают их в общий узор. По белоснежной канве стежок за стежком бисером выстилается дорога. Местами она усыпана прозрачными бирюзовыми звездами, местами - цвет переходит в темные, словно глубины океана впадины.
В картине ведь оно как? Как и в жизни - не бывает все гладко, светло и счастливо. И, выбирая цвета для очередной картины, Людмила Григорьевна собрала воедино разноцветные капельки бисера, они переливаются то в темный, то в светлый виток. Картина получилась, как настоящая жизнь: здесь и радости первых открытий, знакомств, первых серьезных жизненных целей, рождение детей, здесь и горести, потери и новые повороты.
Главное, уверена Людмила Григорьевна, даже на самых крутых поворотах, когда, кажется, что все – предел, нужно уметь находить в себе силы идти дальше.
На каждой развилке жизнь дает нам право выбора. Каждое решение – дорога. Как поступок и следствие. Решил – и тебе придется пройти временной отрезок, хочешь ты этого или нет.
Своим первым ключевым решением моя героиня считает решение стать врачом.

   

Людмила Григорьевна Колодкина родилась в Казанском районе в селе Селезнево. В большой дружной родительской семье изначально сложились теплые, нежные и доверительные отношения. Эта атмосфера запомнилась и наложила отпечаток уже на взрослую самостоятельную жизнь Людмилы Григорьевны. Отец работал инженером в ремонтных мастерских, а мама хлопотала по хозяйству, заботилась о семерых детях. 

Школьные годы трудно назвать легкими, но тогда к условиям приспосабливались и на жизнь не роптали. В селе была только начальная школа, поэтому после четвертого класса дети пешком ходили в соседнюю Казанку за три километра. Но, к слову сказать, родители, следуя своей мечте, всех детей достойно воспитали, всем дали высшее образование.

- В старших классах мне пришлось возглавить «школьный Красный крест», - вспоминает Людмила Григорьевна. – Наша внеурочная деятельность не ограничивалась осмотром внешнего вида учеников и их наставлением, чтобы они приходили в школу опрятными. Все было намного масштабнее, ну, для нас, по крайней мере. Нам разрешали приходить в районную больницу, присутствовать на операциях, даже на абортах бывали. До сих пор думаю, зачем все это нужно было нам, не студентам, а ученикам старших классов. Проводили разные мероприятия, сборы, главный врач возил нас в Тюмень, на съезд Советов «Красного креста» Тюменской области.

К концу восьмого класса, когда не за горами были выпускные экзамены, появилась мысль о фельдшерском поприще. Конечно, какие-то сомнения были, но потом Людмила Григорьевна поняла, что с медициной ей рука об руку шагать и шагать. Поставить точку в выборе профессии помогли родители, правда, подкорректировали ее намерения, уговорили, с училищем подождать и окончить 11 классов, а там и институт, - другие опять же возможности.
- Не могу сказать, что мне страшно было проходить вступительные испытания, - продолжает Любовь Григорьевна. – Абитуриентов было много, и волнения не так остро чувствовались. Между экзаменами зубрили, готовились, спали в огромных комнатах прямо на полу, на матрацах. Но эти трудности совсем несравнимы с радостью от зачисления на первый курс. В то время мы познакомились с одной девчонкой из нашего же района, так мы и дружим до сих пор.

Ясность в выборе специализации у Любови Григорьевны появилась далеко не на первом курсе. Этому предшествовал ряд событий, впечатлений и решений. После третьего курса предстояло вооружиться знаниями и отработать практику. Ее командировали в родной Казанский район, в единственный фельдшерский пункт на несколько деревень. В документах значилась специализации – лор-врач. Но в реальной жизни все вышло гораздо запутаннее и сложнее, чем в документах. В ФАПе все организовано универсально. Ей приходилось выполнять обязанности лора, хирурга, акушерки, терапевта, а за спиной всего три курса медицинского института. Порой экстремальные ситуации, требующие и незамедлительных решений и правильных действий. В общем, стрессов хватило.

- Приходилось заниматься всеми больными, хотя, я больше любила хирургию. За помощью ко мне приходили со всех деревень района. Раскисать и пугаться попросту не было времени, - спокойно улыбаясь, говорит Любовь Григорьевна. – Наверное, если бы появился страх, это означало бы конец профессии. А еще за спиной родители, уважаемые на селе люди, они гордились мной. И мне не хотелось их подвести, снизив планку.
На четвертом курсе Любовь Григорьевна вышла замуж, родился сын. Тоже время в ее жизни не из легких, но супруг, Александр Алексеевич оказался настоящей опорой и поддержкой. Его нет уже двадцать лет, а было все это словно вчера.

Еще один поворот в жизни, который дался спокойно – решение после шестого курса уехать в район. Она – акушером-гинекологом, он – невропатологом. Но прежде нужно было пройти учебу на специализацию. Супруг поехал в Баку, Любовь Григорьевна - в Тюмень. Сын остался с бабушкой в Селезнево. Так на четыре долгих и бесконечных месяца семья разделилась на три точки на карте. Это нужно было пережить, все понимали, что нужно взять себя в руки, вступить на очередную развилку и пройти этот отрезок жизни. Надо было пережить, и они переживали. Строчили друг другу письма, телефонными звонками разбивали ночную тишину, и бесконечно скучали друг без друга и без сына.

20180125

Но зато, когда отрезок был пройден, появилась новая возможность – работать на новом месте, быть вместе и воспитывать сына.
Гарантированное место в больнице (три года обязательной отработки), служебная квартира и бесплатные дрова были верхом счастья молодых врачей. Но труд в районной больнице – каторжный. Хотя, Любовь Григорьевна это время вспоминает со светлой благодарностью и называет его счастливыми.
- Прежде всего, это колоссальный опыт, и здорово, что мы его наработали, - уверена она. – Я вернулась к своим деревенским пациентам, разбросанность огромная, четыре десятка сел и деревень. Поток людского горя от болезней, радости от выздоровления и надежды тоже ведь нужно суметь вытерпеть и пережить. Каждый приезжал с надеждой, и страшно ее не оправдать. Вот он заходит к тебе в кабинет, садится напротив, а в глазах вопрос – помогут или нет. Молодые ведь еще были, опыта маловато. Но мы справлялись, за все время работы не единой жалобы. Порой и спали, как мама говорила, «на одном ухе», чуть что, поднимались и ехали по первому зову. Редкая ночь проходила спокойно: то роды, то подпольный аборт. Такой ритм сводил ее, не меня, с ума. Когда она видела, как я устаю, наивно все уговаривала меня «Люся, бросай ты эту работу. Выучись на кого другого врача, а мы поможем!» Через три года нас уже не радовали ни дрова, ни квартира, подумали с мужем и решили, что пора расти выше.

В Тюмени Колодкины нашли работу с удивительной легкость, удача придала сил и уверенности в правильности принятых решений.
Александр Алексеевич поступил в ординатуру и стал углубленно изучать неврологию, работал во второй городской по своей специальности обычным врачом, позднее возглавил отделение неврологии, стал главным неврологом города. Любовь Григорьевна стала уважаемым человеком среди пациентов и коллег.

Первое место работы появилось благодаря брату, он в ту пору трудился на моторном заводе и пошел в медсанчасть замолвить словечко за сестру. Там на неясный вопрос нужен ли вам доктор, ответили четко: нет, штат укомплектован. И уже в дверях ремарка главврача о том, что «вот только без гинеколога хоть вешайся», вернула его обратно. На следующий день в поликлинике моторного завода заработал женский кабинет. С 1975 года, 12 лет Любовь Григорьевна следила за здоровьем работниц.

666545

В смену к новому доктору обращалось много народу, бывало, что до шестидесяти женщин приходилось принимать, плюс к этому человек двадцать беременных ждали своей очереди. Больше сорока лет назад из диагностического оборудования в руках у гинеколога был только стетоскоп, а в голове опыт клинической практики. Но, уже в первые годы работы Колодкиной, на заводе до ноля снизилась детская смертность при родах. Правда, уродства встречались, все же производство было вредное, и тут стетоскопом проблему не решить.

Через несколько лет Любовь Григорьевна устроилась в больницу облздрава, позже в поликлинику № 9.
Прослышав про золотого человека ее позвал к себе главный врач Анатолий Алексеевич Подковкин.

-В поликлинике почти тридцать лет назад функционировало акушерско-гинекологическое отделение, работали четыре врача. Нам был отведен целый этаж, мы делали все манипуляции малой хирургии, - вспоминает Колодкина. – Наблюдали гинекологических больных, вели беременных, одними из первых стали делать мини-аборты. Покупалось новое оборудование, это расширяло наши возможности. Только для лечения шейки матки был отведен целый кабинет, и мы делали прицельную биопсию, прижигание, проводили лечение, аспирацию полости матки на предмет исключения онкозаболеваний, диагностические манипуляции. Потом, когда вместо поликлиники создали гастроэнтерологический центр, участь отделения была решена. 

Почти тридцать лет Любовь Григорьевна параллельно работала дежурантом во второй городской, по профессиональной необходимости стала оперирующим гинекологом.

Дежурант – это не просто слово, это особое состояние, настрой, образ жизни. Это быть всегда на грани. Понимать ситуацию и оперативно принимать решения в отношении гинекологических больных и беременных. На «скорой» привозили разных женщин с разными заболеваниями, иногда минуты работали против врача. И так изо дня в день, из года в год. Ритм, условно взятый еще на практике, стал привычен. И толкали ее не жизненные обстоятельства, а потребность реализовывать себя, потребность быть нужным.

- Сейчас думаю, может, не стоило работать на износ? Может! Но по-другому просто не умею. Сейчас модно говорить про эмоциональное выгорание, вряд ли я это когда-нибудь пойму. Если любишь свою работу, никакое выгорание тебе не угрожает. И на себя время найдешь и на семью.
Супруг Любови Григорьевны долго болел, у него была мерцательная аритмия, но и он трудился не покладая рук. Слишком рано ушел, это была тяжелая утрата, которую пришлось пережить ради сына. Надо было пережить – и она переживала. Ради него она просыпалась по утрам, ради него улыбалась, шла на работу, ради него жила. Но несколько лет назад не стало и его, он трагически погиб, оставив точную копию себя - сына. И снова она переживала, внук – ее единственная отрада помог ей в эмоциональном плане. Ее отдушина, центр жизни – так знаково и ласково она его называет, и вкладывает в эти простые слова – свою жизнь.

545676565756

Внуку 14 лет и с бабушкой они скорее друзья. Григорий все лето проводит в Тюмени. За это время они успевают и на даче отдохнуть, и в путешествие съездить. То, что бабуля - медик наложило свой отпечаток на его мировосприятие, мальчишка с десяти лет умеет ставить уколы, на даче под рукой всегда аптечка, пользоваться принадлежностями умеет, как говорит бабушка, виртуозно. Если кто-то из ребятишек получит рану, то первый кто придет на помощь – Гриша. В свои четырнадцать он тоже сделал выбор – медицина. Любовь Григорьевна мечтает, чтобы он пошел по стопам деда. Ну, время покажет.

В свободное зимнее время Любовь Григорьевна занимается женским рукоделием, вышивать в разных техниках ее научила мама. С тех пор она создает работы под настроение, коллекции как таковой нет, все бесчисленные портреты, натюрморты, пейзажи раздарены друзьям и близким. И только одна - с убегающей вдаль дорогой среди лесной чащи, радует глаз. И пусть там, впереди будут только светлые краски, взлеты и победы внука, как мечтает бабушка.

DSC_0591

 

В соответствии с Федеральным законом от 23.02.2013 №15-ФЗ: запрещено курение на территории и в зданиях ГАУЗ ТО «КДЦ «Эндос» с 03.06.2013 года.